На сайте PipPip.ru Вы найдете много интересного из мира автомобилей. Новости автопрома и автоспорта, тест-драйвы и тюнинг авто, полезные советы и статьи. Добро пожаловать!

Спорт, британский мотор и активная подвеска: опыт владения Mercedes-Benz 190E 2.5-16 Cosworth

0

Старенькие каноничные Мерседесы 80-90-х годов разыскивают, реставрируют и ценят чаще всего за неповторимый фирменный стиль, дух золотой эпохи немецкого автопрома и впечатляющий комфорт в движении. Однако некоторые модификации способны и сегодня удивить выдающимися спортивными повадками, которые далеко не каждый способен соотнести с традиционно «барским» имиджем штутгартских автомобилей. А что еще более удивительно, некоторые из этих модификаций имеют под капотом не маркировку Brabus или AMG, а британское имя Cosworth. 

Владелец – Владимир Кирьянов, 45 лет, москвич, работает в сфере реставрации автомобилей.

Автомобиль – Mercedes-Benz 190E 2.5-16, кузов W201, 1989 год. Куплен в 2010 году.

– Хотелось машину с историей – как в плане общей культовости модели, так и с определенной изюминкой конкретного экземпляра! – говорит Владимир.

– 190-й Mercedes бесспорно является одним из лучших автомобилей штутгартской марки, но при этом у него были еще и интересные спортивные модификации, выпускаемые малыми тиражами для омологации модели в гонках. Сама 190-я модель стала не только основоположницей многих знаковых и эволюционных направлений в общем инжиниринге Mercedes, но и оставила неплохой след в автоспорте. На 190E 2,3-16 еще малоизвестный в 1984 году гонщик Айртон Сенна победил в мерседесовском монокубке на Нюрбургринге таких авторитетов, как Аллен Прост и Ники Лауда! На нем выигрывал чемпионат DTM знаменитый Клаус Людвиг. И в конце 2000-х я начал искать одну из самых «злых» в этом семействе модификаций 2,5-16, выпущенную в омологированной серии тиражом всего в пять тысяч штук. В то время общее состояние модели в силу возраста было получше, и машин живых было больше, но все равно поиски затянулись… Искал в Москве, Питере, Смоленске, других городах – в первую очередь по состоянию кузова: не гнилой, не битый. В итоге мой 2,5-16 встретил меня в 2010 году в Казани. Прежде машина жила в Краснодарском крае, до этого каталась по Испании – теплый климат ее, по сути, спас. Хотя кроме кузова все остальное было печально. Много «колхоза», почти полностью утрачена уникальная самовыравнивающаяся подвеска SLS на обеих осях (большая редкость – именно на все четыре колеса, а не более распространенный вариант на заднюю ось)… Процесс возрождения был неторопливым и длительным – он продолжается и поныне. На три четверти автомобиль восстановлен: сейчас он полностью стоковый по всем узлам, агрегатам и салону, но впереди еще финальные малярно-кузовные работы и замена лобового стекла.

Снаружи

Mercedes-Benz 190 знают и до сих пор любят во всем мире за его утонченный стиль. Утонченный и в прямом, и в переносном смысле – машина некрупная, с очень изящными линиями, низкой плоскостью капота и тоненькими стойками, дающими ощущение легкости и великолепный обзор водителю. 

Дизайн сочетает в себе и плавность, и «граненость» – за последнее отвечают «сошлифованные фаски» на кромках задних крыльев, линиях стыка бамперов с кузовом, прямоугольные очертания передней и задней оптики. А у задней еще и характерные «профрезерованные» горизонтальные канавки. 

Черные резинопластовые вставки в бамперах подчеркивают дух 80-х и переход от бамперов в виде навесных деталей к их интеграции в контуры кузова. Старомодно – но уже настолько, что стильно!

Внутри

Поскольку этот 190-й относится к ограниченной омологированной серии, салон у него имеет спортивный уклон. На щитке приборов тахометр размечен до 8000 оборотов вместо стандартных 7000, а в центральной консоли установлены дополнительные приборы: индикатор температуры масла двигателя, вольтметр и спорт-таймер – электронный секундомер, позволяющий засекать время разгона и прохождения круга.

Кожаный салон Recaro – с отформованными сиденьями для двух человек на заднем диване и подогревами. А вот кондиционер отсутствует – такая комплектация… Вместо него за прохладу отвечает люк в потолке и передние электростеклоподъемники. Первый покупатель расщедрился на опциональную самовыравнивающуюся подвеску и кожаную отделку, а вот на охлаждении салона решил сэкономить. С учетом того, что машина первую часть своей жизни прожила в Испании с ее жарким климатом, можно предположить, что использовалась она в качестве спортивной игрушки, второго или даже третьего автомобиля. 

Реставрация кожаного салона этого автомобиля – отдельная история. Проблема в том, что заново перешитый салон, даже с качественным подбором кожи, ее фактуры и цвета, хорошо виден и ощущается тактильно. В итоге было решено заменять с перешивкой лишь пострадавшие от времени куски, на замену которых брались куски оригинальной кожи с многочисленных салонов-доноров. Эта работа заняла много времени, сил и средств.

В процессе восстановления салона нынешний владелец обнаружил грубо «заколхоженную» заднюю полку – панель под стеклом со стороны салона. В ней оказались кустарно прорезаны отверстия под нештатные динамики-блины. Полку нашли и вварили заново, после чего покрасили и вернули оригинальную акустику.

Железо

Двигатель этого 190-го – с индексом 102.990, атмосферник на 2,5 литра и 204 лошадиные силы. Выпускался он в Британии, на заводе Cosworth, и по их системе маркировки назывался WAB. Это бескатализаторная версия, 16-клапанная рядная «четверка» с двумя распредвалами и распределенным впрыском KE-Jetronic. Производился мотор малосерийно, фактически вручную. Об этом свидетельствует даже клапанная крышка, сделанная по технологии литья в землю – она грубоватая, со следами песчаной формы для отливки. Так поступают, когда сложные пресс-формы для литья под давлением или фрезеровка невыгодны из-за малых масштабов производства.

Да, 204 силы сегодня могут кому-то показаться несерьезными, но для своего времени и для европейской автостроительной школы это было в высшей степени достойно! Значительно более массовые крупносерийные моторы того времени у Мерседеса выдавали существенно меньшую удельную мощность: 122 силы на 2 литра и 136 сил на 2,3 литра. 

Трансмиссия – 5-ступенчатая механика производства Getrag. Рулевое управление – шариково-червячный механизм с ГУР. Передний мост – разновидность Макферсона с разнесенными пружиной и амортизатором. Задний мост – типовая для штутгартцев пятирычажная независимая схема. В заднем мосту установлена электронноуправляемая блокировка дифференциала ASD (Automatisches Sperr Differential), дающая в ненагруженном варианте (чисто механически, даже при отсутствии насоса – за счет преднатяга фрикционов редуктора) до 30% блокировки, а под полной нагрузкой – 100%. Средних положений у ASD нет: либо 30%, либо 100%. Актуатор блокировки гидравлический: на двигателе смонтирован гидронасос, от которого через управляющий клапан давление идет к приводу поджима муфты. Этот же насос приводит в работу гидроподвеску – накачку стоек, давление в которые подается дозированно, по контролю резистивных датчиков уровня на каждой стороне, напоминающих крошечные амортизаторы. Подвеска опускается и поднимается с кнопки из салона и имеет три положения. По сравнению со стандартным средним можно поднять ее на 30 мм выше или опустить на 15 мм ниже.

Собственно, самовыравнивающаяся подвеска и породила добрую половину из всего огромного объема работ по машине… Прежними владельцами она была частично удалена, а частично заглушена, сменившись на пассивные амортизаторы и обычные пружины. Сегодня за работы по ее восстановлению в России ни один специалист не возьмется – реставрируют такие вещи только энтузиасты-любители. Слишком много трубопроводов, шлангов, клапанов, распределителей – все это редкое, дорогое, принципы работы малопонятны, а навыки настройки отсутствуют… Несколько лет Владимир собирал компоненты, перебирал насос, клапаны, заменил все четыре гидростойки, шарообразные гидроаккумуляторы (которые можно увидеть даже снаружи, в колесных арках), магистрали.

Интересно, что в процессе восстановления машины пришлось даже осуществлять некий «дауншифтинг» – устранять то, что предыдущие владельцы улучшили в машине. Причем улучшили без кавычек, реально! Например, кто-то поставил противосолнечные козырьки (тоже мерседесовские, оригинальные) с подсветкой встроенных в них зеркал. Но у этого экземпляра по VINу подсветки зеркал нет – пришлось эти козырьки снять и купить те, что должны были стоять с завода, более примитивные. Или, скажем, генератор – опять же кто-то из владельцев до Владимира поставил мощный 120-амперный агрегат, тогда как штатно на этом экземпляре должен стоять всего лишь 55-амперный. Так что пришлось демонтировать мощный и вернуть заводской. Его, к слову, вполне хватает для стандартного оснащения. И, что любопытно, изначальный генератор, несмотря на свою невысокую выходную мощность, имел принудительное воздушное охлаждение: была особая крышка и патрубок для забора холодного воздуха из-за пределов моторного отсека. Всю эту арматуру также удалось найти и установить. Выхлопной тракт полностью новый и оригинальный – ранее был «модный» новодел с разводкой на две стороны. Про поиск всяких аутентичных резиночек, уплотнителей, пистонов и прочего и говорить нечего… Процесс восстановления еще не закончен: осталась окраска кузова и замена треснувшего лобового стекла. 

В движении

В свое время эта модификация 190-го считалась заслуженно крутой – для европейского автопрома соотношение мощности и веса было впечатляющим и обеспечивало не менее впечатляющие 7,5 секунд до сотни! И, надо сказать, этот автомобиль и сегодня, на фоне современных машин с принципиально иным подходом к инжинирингу, дает жару – во многих ситуациях уступая разве что откровенным спорткарам.

Двигатель с трансмиссией идеально сопряжены и очень эластичны: в спокойном режиме легко трогаться со второй передачи, затем подоткнуть четвертую и ездить, просто управляя газом на оборотах около двух тысяч. Вытягивать машину мотор способен с любой скорости. В спортивном режиме британский двигатель крутится от 4 тысяч и до 7-8. На второй машина пушечно разгоняется до сотни и даже выше, чему вдобавок заметно способствует блокировка в ведущем мосту, улучшая динамику за счет отсутствия бесполезной пробуксовки, свойственной обычным свободным дифференциалам. А вот пятая и даже четвертая передачи  – уже чисто трассовые. 

Интересно устроен механизм переключения передач в коробке: она здесь «условно секвентальная» на самых ходовых при спортивной езде передачах – второй и третьей. Это реализовано через конструкцию селектора с особой схемой чередования. Первая передача включается движением рычага влево и на себя, вторая – просто вперед, как третья у большинства машин. Далее – третья прямо на себя, на месте четвертой у обычных машин. Четвертая – вправо и вперед, на месте традиционной пятой. Пятая – вправо и вниз. Для чего такая «путаница»? Для того, чтобы в гонке можно было переключаться между самыми востребованными второй и третьей «по-секвентальному» – движениями рычага лишь вперед и назад. Расположение их на одной линии дает максимально быстрое переключение.

В свою очередь самовыравнивающаяся подвеска SLS – это просто инженерный восторг! Старые машины со специфическими техническими решениями, с которыми ты не был знаком ранее, в их золотую эпоху, сегодня зачастую сложно оценивать в должной степени ввиду их среднего технического состояния. Но у этого экземпляра 190-го сложнейшая система доведена владельцем до поистине заводского состояния 1989 года, когда машина сошла со стапелей завода новенькой. Благодарить за это нужно долгие годы поиска компонентов гидросистемы и их восстановления. Подвеска в самом нижнем положении дарит управляемость автомобилем буквально на уровне силы мысли! Скатываюсь в клише, но ощущения – как от карта! Она неприятно жесткая даже для обычной городской езды, зато обеспечивает максимальный контроль кузова в спортивном драйве. Сложная гидравлика делает все возможное для ускорения прохождения связок поворотов, делегируя остальное уже навыкам водителя и качеству шин – большего от подвески требовать просто неэтично!

Среднее положение подвески – трассовое; самое же верхнее – не «грунтовое», как можно подумать (хотя в целом допустимо), а для высочайшего комфорта. В нем машина просто плывет по любым неровностям вне зависимости от числа пассажиров и загрузки. 

Единственная ложка дегтя – это тормоза. Да, они дисковые по кругу. Да, вся система перебрана на новых оригинальных компонентах (трубки, шланги, суппорты, диски, колодки). Но тут восстановление в строгий сток стало своего рода минусом, с которым просто приходится мириться в угоду исторической аутентичности. Тормоза откровенно слабоватые. При интенсивной езде, даже городской, средней педали быстро становится недостаточно: диски нагреваются и теряют хватку… Мерседесовские инженеры это признавали уже тогда, и на следующей спецверсии этого кузова, Evo 1, они поставили передние моноблочные 4-поршневые вместо однопоршневых с плавающей скобой, от 129 кузова – и даже это было на пределе необходимого! А вот Evo 2 получил тормоза уже от 124-го кузова с 5-литровым мотором. 

История модели

Mercedes-Benz 190 (также известный как кузов W201) выпускался с начала 1982 года по 1993 год. Среди сотен тысяч заурядных гражданских экземпляров, многие из которых выполняли вполне утилитарные задачи вроде работы в такси, выделяются так называемые спецсерии, производившиеся в рамках требований по омологации спортивных машин. Омологационные стандарты всегда были головной болью для автопроизводителей, заставляя их выпускать в избыточном для этой цели количестве машины, сбыт которых был затруднен, а производство – затратным. Особенно хорошо это показано в обманном трюке в фильме «Audi VS Lancia», где итальянская компания не могла своевременно набрать нужного количества автомобилей и решилась на их «ротацию» перед квалификационной комиссией, чтобы создать видимость необходимого числа.

В рамках модели 190 Mercedes-Benz также был вынужден выпускать гражданские дорожные версии автомобилей, участвовавших в гонках Deutsche Tourenwagen Meisterschaft (DTM), наиболее заряженными из которых как раз были версии с 2,5-литровыми моторами, известными, как 2.5-16. Первая омологационная серия 2.5-16 была выпущена в количестве 5000 машин (1988 год), но потом правила изменились, и 2.5-16 Evolution 1 (1989) и Evolution 2 (1990) уже производили по полтысячи штук: больше не требовалось. Сегодня эти ограниченные серии с заряженными моторами, особыми подвесками и трансмиссиями являются предметом вожделения коллекционеров ввиду того, что в живых сохранилось крайне незначительное количество автомобилей из тиражей.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

18 − 14 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.